Мені нікуди йти, Немає У мене вдома. Я дуже замерзла, дочка, — проաепотіла старенька

Сегодняшний день внес большие изменения в мою жизнь. Ближе к вечеру позвонил муж и сообщил что домой сегодня не вернется. Я забеспокоилась и спросила – Что-нибудь случилось? На работе? — Нет не на работе. Я и завтра не вернусь. В общем я ухожу от тебя. У меня давно другая женщина и я люблю ее. Ты собери мои вещи на днях соберу. Я знала, что у Константина есть другая женщина, но надеялась, что он сам решит, где ему быть. Вот узел и развязался. Мне по-женски было обидно, но если здраво рассудить, то я Костю не любила. Мы встретились, когда были очень молоды, первое чувство, первый мужчина. Тогда это казалось навсегда. Я забеременела и это было поводом для женитьбы. Со временем оба поняли, что мы друг другу чужие люди и вместе нас связывает дочь. Я знала, что у Константина есть другая женщина, но надеялась, что он сам решит, где ему быть Я посмотрела на улицу и увидела, что там настоящая метель. О чем я пожалела, так о том, что, Костя не выгулял собаку, мог бы и потом уйти. Щенок подвывал под дверью, ему срочно надо было бежать на улицу по своей естественной надобности. Я сунула ноги в носках в просторные валенки, накинула дубленку и капюшон на голову и пошла гулять во двор. Дочка в это время мирно спала в своей постельке. — Ух! Какой пронизывающий ветер, — кутаясь в пуховой платок, накинутый поверх дубленки, подумала я.

Щенок помчался в центр двора, его практически не было видно. На скамейке возле качелей кто-то сидел или мне так показалось. — Барс не убегай далеко! – крикнула я псу и пошла за ним. Собака терлась возле пожилой женщины, сидящей на скамейке. — Что Вы тут делаете, женщина? — крикнула я, — Замерзнете. Женщина сидела не шевелясь. Я подошла ближе, лицо ее было бледным, и она явно уже замерзала. — Холодно. Очень холодно. – произнесла она, глядя на меня. — Идите домой, здесь Вам нельзя оставаться. Околеете совсем. — Нет у меня дома деточка. Идти мне некуда. Да и сил совсем нет. Я не знала, что и делать. Метель только усиливалась. Мой пес уже стоял у двери подъезда и переминался с ноги на ногу. — Может полицию вызвать? – подумала я, — Боюсь, что пока она приедет, женщина замерзнет насмерть. — Вот, что поднимайтесь, пойдемте ко мне! – крикнула я и взяла чемодан, стоящий у ног женщины. Та безропотно пыталась встать со скамейки. Мне пришлось ей помочь. Она была холодной и скованной. – Пойдемте! Женщина сидела не шевелясь. Я подошла ближе, лицо ее было бледным, и она явно уже замерзала Мы зашли в подъезд, где нас ждал умный пес Барс и поднялись на второй этаж. Дома я помогла женщине раздеться, посадила ее на кухне и подала теплый пушистый плед. Женщина укуталась в него. — Как Вас зовут? – посмотрела я в лицо пожилой женщине, — Меня Ксения. — А меня Любовь Марковна. — Вот, что, Любовь Марковна, я сейчас напою Вас чаем. Я поставила чайник, достала из хлебницы ранее испеченные мною пирожки, достала мед и варенье. Любовь Марковна выпила две большие кружки чая и только после этого хоть немного согрелась. За долгим чаепитием женщина поведала историю своей жизни. Она рано овдовела и воспитывала одна своего сына. — Вдовство — это тяжелое испытание деточка, когда ты вдруг остаешься совсем одна. Поначалу тебе еще кто-то помогает, но потом о тебе просто забывают, и ты тянешь свою ношу абсолютно сама. – горестно произнесла Любовь Марковна, — Я посвятила свою жизнь сыну, он ведь остался моим единственным родным человеком на свете. Все лучшее было для него. Я во многом себе отказывала, а ему преподносила на блюдечке.

Видимо из-за такой моей бескорыстной любви он и вырос эгоистом. – сквозь слезы говорила женщина. – В школе учился тяп-ляп, еле на тройки аттестат вытянули. В институт поступал только, чтобы в армию не идти. Потом стал прикладываться к бутылке. – Любовь Марковна вновь отхлебнула горячего чая и вытерла постоянно струящиеся слезы, — И пошло-поехало. Каждый день пьяный, стал таскать домой друзей собутыльников. Сколько я его не уговаривала, он не воспринимал мои слова и уговоры серьезно. Считал, что я к нему придираюсь, третирую его. Ведь он думал, что пьет не больше других и вправе иметь друзей. Женщина немного передохнула, согревая руки о горячую кружку. Посмотрела на меня робким взглядом и продолжила. — А вчера пришел с девицей, которая возмутилась моему присутствию. Мол ты обещал, что мы одни жить будем. Сынок мой ненаглядный тёткой меня обозвал и отправил жить на дачу, заявив, что это только его квартира. Ругался матом и поливал меня грязью. Схватил и начал выталкивать из квартиры. Сынок мой ненаглядный тёткой меня обозвал и отправил жить на дачу, заявив, что это только его квартира Женщина вновь расплакалась и продолжила свой рассказ. — Сын мой Антоша дал мне немного времени собрать чемоданчик, — женщина кивнула в сторону чемодана, стоящего в прихожей и снова перешла к своему повествованию, — и буквально выпихнул меня из квартиры. Я не могу понять за что он так ненавидит меня, почему столько злобы и агрессии против меня. Любовь Марковна продолжала плакать. Я постелила ей постель в гостиной на диване и уложила спать. Женщина, согревшись, быстро уснула. Я накрыла ее сверху пледом и пошла на кухню. Там убрала со стола и налила себе еще кружку горячего чая. Я так и не уснула, не смогла. Мне очень хотелось помочь страдалице, но я пока не знала, как. Под утро меня озарила идея, благодаря которой я успокоилась и пошла в спальню к дочери. Легла на кровать и уснула. Утром Любовь Марковна чувствовала себя бодрячком, позавтракав вместе со мной стала собираться. — А Вы это куда? – спросила я удивившись. — Пойду, пора и честь знать. Погода угомонилась, возможно и я себе пристанище найду. Пойду в социальную службу может там, что предложат. Мне бы только до весны протянуть. У меня дача есть. Дом там хороший, еще отец мой строил, до сих пор стоит.

Ж аль только отопления нет. Печка есть, но дров на долго не хватит, да и трубу некому почистить. А весной я там заживу. — Правильно Вы все решили, вот только ни в какую службу Вам обращаться не надо. Я предлагаю Вам остаться у меня. Жить вместе со мной и дочерью моей Соней. Я хотела бы пойти работать, но Соню в детский сад отдавать не хочу. Вот Вы мне и поможете, будете сидеть с Соней, а я на работу устроюсь, зарплату буду получать. Проживем. Женщина горько расплакалась. Я ее успокаивала, как могла. — Хорошо, Ксюша, я согласна. До весны побуду у Вас, помогу, чем смогу, а весной поедем с твоей дочкой на дачу. Там хорошо, места красоты невиданной. У меня большой фруктовый сад, огородик есть. Нам там хорошо будет. А ты по выходным будешь навещать нас. — Замечательно все! Вот только до весны еще дожить надо! – радостно сказала я и пошла в спальню к Соне, которая явно проснулась. Женщина горько расплакалась. Я ее успокаивала, как могла. Тетя Люба и Соня сдружились и понимали друг друга с полуслова. Я только радовалась нашему общению и нашей совместной жизни. Я ни на миг не пожалела, что оставила Любовь Марковну жить вместе со мной и Соней. Весной поехали на дачу к тете Любе. Она действительно была великолепной. В центре стоял большой добротный дом с верандой, а поодаль с одной стороны флигель, а с другой сарай. Сад явно был ухоженным и любим хозяйкой. За деревней с одной стороны был лесок, а через просеку находилось красивое круглое озеро. Место было замечательное и я, как можно чаще старалась приезжать в этот райский уголок. Соня не отходила от тети Любы и все старалась делать как она. Девочка явно нуждалась в бабушке. Когда-то чужая и незнакомая нам женщина стала родным для нас человеком.

Чувства наши были взаимны, я в этом не сомневалась. Ближе к лету у нас объявился сосед Дмитрий. Как-то раз он зашел к нам с небольшим лукошком клубнике и протянул его Соне. Ближе к лету у нас объявился сосед Дмитрий — Добрый вечер всем! – сказал он, — Я смотрю Любовь Марковна у Вас гости. — Нет Димочка, это не гости, это моя новая семья. Моя дочь Ксения и внучка Сонечка. Соня взяла лукошко и отнесла его на веранду. — Ты давай не стой, пойдем самовар разогреем, мне как раз лучинки нужны, ты мне их и настрогаешь. — С удовольствием Любовь Марковна. — А вы девочки стол накрывайте! – по-хозяйски распорядилась женщина. Пока суть да дело, Дмитрий рассказал Любови Марковне зачем пришел. — Тут у нас в поселке решили газ проводить, вот я к Вам и пожаловал, Вы ведь тоже хотели. — Хотела, конечно, Димочка, да вот такой большой суммы у меня нет, если бы попозже я бы собрала помаленьку. — Вот, что, — предложил Дмитрий, — давайте газ проведем, а там посмотрим. Не такие уж это великие деньги. Я оплачу. — Вот спасибо, Дима, я тебе потихоньку из пенсии отдам. — Ничего отдавать не надо, считайте, что это мой подарок Вашей замечательной семье. После ужина я уложила дочь спать, а сама присоединилась к тете Любе и Дмитрию. Они на веранде пили чай и вели задушевную беседу. — Ксения, а не пойти ли нам на закат посмотреть, они у нас тут удивительные. — Почему бы и не пойти. — согласилась я. — Обязательно сходите, а я пойду спать.

Умаялась за день, годы-то уже не те. Мы долго гуляли с Дмитрием по берегу озера. Дмитрий мне рассказал, что он рано овдовел и так и не смог насладиться семейным счастьем. Я в свою очередь тоже поведала о своей судьбе, о встрече с Любовью Марковной. О нашей совместной жизни. Мы долго гуляли с Дмитрием по берегу озера Дмитрий мне понравился сразу, и я поняла, что мне хотелось бы быть рядом с ним. Он был спокойным и рассудительным, надежным и добрым. — Вот бы прильнуть к нему и никогда не расставаться подумала я, глядя на него. На следующее утро день начался со скандала. Приехал сын Любови Марковны и стал требовать дарственную на дом, обвиняя меня в мошенничестве. Любовь Марковна вступилась за меня и выгнала сына со двора. Тот не переставал обвинять меня во всех грехах. Мужчина был явно выпившим и норовил полезть в драку, чтобы действительно вытолкать меня за порог. Тут вмешался Дмитрий, он зашел во двор и строго спросил, — Что тут происходит? Антон не знал удержу. Буром попер и на Дмитрия. Скандалил, ругался, казалось, что унять его невозможно. Тут Дмитрий подошел к Антону, взял его за шиворот и сказал, — Пойдем поговорим, как мужчина с мужчиной.

Антон начал скулить в ответ, явно испугавшись Дмитрия. Мы с тетей Любой прижались друг к другу и ждали чем все обернется. Дмитрий вернулся и сообщил, что все в порядке. Антону он сказал, что дом этот он купил у Любови Марковны, а меня представил своей женой. — Так он теперь, Димочка, с меня денег будет требовать. — Не будет, он думает, что Вы деньги на благотворительность потратили. Больше он к нам не сунется. Не переживайте. — Ксюша, — обратилась ко мне тетя Люба, — Завтра же едем к нотариусу, я хочу оформить этот дом на тебя. Чтобы ты таким образом была защищена от любых поползновений моего сына. — А почему Вы, Дмитрий, сказали, что я Ваша жена? – краснея, спросила я у мужчины — А почему Вы, Дмитрий, сказали, что я Ваша жена? – краснея, спросила я у мужчины. — Потому, что мне этого очень хочется. – ответил он и улыбнулся своей лучезарной улыбкой. — А я тебя доченька благословляю, Дмитрий, именно тот мужчина, что тебе нужен! Теперь у меня есть все, — подумала я, — Мама, о которой я могла только мечтать. Дочь, любимая мною. Мужчина, которому я не безразлична. И большой просторный дом! Навигация по записям На холод ному Ялтинському вітрі стояла дівчинка і продавала свої малюнки. Запитав, для чого їй гроші, і здивувався Су сіди почули, як пенсіонерка з су сідньої квартири кл иче на доnо моrу, коли він увійաли до неї, то 6ули աок овані.․․ RELATED POSTS